Звонарь пришёл к царю и сказал: «Царь, главный колокол бить стал не переставая. Убедись сам». Царь, услышав колокольный звон, не поверил своим ушам: «Не может этого быть!» Мудрый звонарь сказал: «Видно, так велика беда грядущая, что колокол возопил». Но царь не внял словам звонаря. И было государство его завоёвано и порабощено.
 
Мудрец сказал нищему: «Почему бы тебе не начать работать? Тогда хлеб тебе не нужно будет отнимать у тех, кто его на мучительном поприще добыл». Нищий ответил: «Не хочу я на мучительное поприще идти, мне и так несладко». Мудрец вздохнул: «Тебе муки не избежать после смерти, ибо ты, зная о муках других, добавляешь им страданий, ибо заставляешь их трудиться больше».
 
Вода залила костёр. Угли зашипели: «Мы бы ещё могли гореть!» А вода им ответила:
 
Заяц увидел на траве монету. «Это, видимо, солнечный зайчик», — подумал он, ибо монета блестела. Монета ему сказала: «Уходи, не трогай меня. Я не солнечный зайчик, а нечто, что может дать человеку радость». «Я и говорю: ты солнечный зайчик», — сказал заяц.
 
Свеча лимон увидела и удивилась: «Почему ты не сияешь, как я, ведь твоя кожура пропитана маслом? Нужно гореть, чтобы увидел тебя Господь». «Я не могу сделать того, что делаешь ты, — ответил лимон. — Гореть — это твоё предназначение, моё же — издавать при помощи этого масла приятный аромат». «Вот странно, — задумчиво проговорила свеча. — Я знала, что у Господа нашего прекрасное зрение, а о его обонянии мне было неизвестно».
 
Один музыкант играл на волынке. Он её терзал и так и эдак, и музыка выходила очень мучительной, тягучей и унылой. Музыкант долго играл, пока волынка не взмолилась: 
 
Змея мучила мышь. «Это не моя вина, — говорила она мыши, — меня такой задумал Господь». «Я знаю, — вздохнула мышь. — И всё же мне лучше быть мышью, чем змеёй, потому что в жизни моей нет греха убийства, как в твоей». 
 
«Муравью легко по дереву сновать, а мне нет, — думал змей. — Мне нужно думать о том, чтобы не свалиться». А дерево ему говорит: «Муравьи ничего не весят, и у них шесть ножек, что ж тут удивительного? А ты странным образом перемещаешься — ползаешь на пузе». «Я не странный, — разозлился змей, — 
 
Умер старик. Родные, его похоронив, поздравили друг друга.
 
К началу