Притчи

Куда должен привести полет на крыльях мысли, если цель выбрана верно?

Для мудрых мыслей некий человек завёл тетрадь. Он записывал туда всё, что казалось ему мудрым и не противоречило его представлению о жизни и мире. Однажды его сын прочёл эту тетрадь. «Отец, что это? — спросил он удивлённо. — Такого количества заблуждений в одном месте нет больше нигде». Отец рассердился. «Ты тупица! — вскричал он. — Ты ничего не знаешь ни о жизни, ни о мире, а смеешь осуждать те мысли, что пришли в голову самым умным людям!» И сын мудро ответил отцу: «Отец, а в твою голову какие пришли мысли? Я вижу тут только чужие высказывания, а где же твои собственные?» Отец смутился. «Я выписал в тетрадь все мысли, с которыми согласен, — ответил он сыну. — Мне не на что опереться, кроме как на них». «А мне есть на что, — сказал сын. — Мои мысли не могут тягаться с этим обилием красноречия, но они мои собственные. Мне было любопытно, что приходило в головы иные, но опираюсь я только на то, что приходит в мою собственную. Это, по-моему, лучший способ установить мост с Господом».

Смысл притчи в следующем. Обилие чужих мыслей в памяти не позволяет человеку устанавливать контакт с Небом. Можно многое прочесть, но только собственные мысли могут привести к Господу. Для этого нужно жить простой жизнью, мудро наблюдать за природой и что-то творить. Сочетание этих трёх условий даёт возможность слиться с Господом и обрести мудрость.

Мудрец сидел под деревом и думал: «Как удивительно, что я, сидя в тени, не могу улететь в солнечное небо!» «Что за странная мысль?» — недоумевал Я. «Не странная, — улыбнулся мудрец, — а вот какая странная: как я, не имея крыльев, улетаю на небо к Господу моему? Мысль — для меня крылья». «Да это так, — согласился Я, — и вторая мысль не кажется Мне странной». «Это не странно ли, что мыслями я награждён от Тебя, Господь, и телом тоже. Но мыслями я могу летать, а телом нет». «Это было бы не нужно тебе, ты не птица и не насекомое», — ответил Я ему. «Гармоничное равновесие тоже от Тебя, Господь?» — спросил мудрец. «Нет, это от более высокого разума», — ответил Я. «Значит, он мне и не разрешает летать, как птице, — вздохнул мудрец. — Ведь птицы и насекомые, летая телом, не могут летать в мыслях». «Не могут», — подтвердил Я. «Зло не в том, что человек не умеет ни парить, ни порхать над Землёй, а в том, что, умея возноситься к Господу в мыслях, он этого делать не хочет», — сокрушённо поник головою мудрец. И Я с ним согласился.

Осёл не могу унять ум свой: ему мнилось, что луна — это не планета, а некое умозрение, нереальность. «Я существую», — говорила ему луна. Но осёл отрицал это: «Мысли мои — от моего Создателя, и если я думаю, что ты лишь обман зрения, значит, так и есть». «Отчего ты решил, что мысли твои от мудрого Отца нашего?» — печально вопрошала луна. «Я знаю это», — упрямился осёл. «А я знаю, что ослы не сдвинутся с места, пока не захотят этого сами», — сказала луна. «Откуда ты это знаешь?» — удивился осёл. «Господь наш мне это сказал», — ответила луна. И тогда осёл задумался: «Если у луны есть мысли, может быть, она и в самом деле существует?»

Смысл притчи в том, что лозу жизни имеет тот, кто имеет мысли. Если нет мышления у кого-то, значит, он не существует. Ибо всё действительное разумно.

Добавить комментарий


К началу