Притчи

Чему учил непонятый людьми Иисус?

Некий иудей сказал Иисусу: «Равви, не хочешь ли ты сказать, что у нас у всех отец один?» «Да, — ответил Иисус, — Отец Небесный у всех людей один». «Значит, наши матери — Его наложницы, — ухмыльнулся иудей, — а те, кого мы считали своими отцами, — всего лишь обманутые жёнами несчастные?» Иисус помрачнел и ответил: «Нет, ваши отцы — отцы вам по крови, а Отец Небесный — Отец вам по духу. Но Я вижу, умение издеваться над святыми понятиями — это не от Него. Вижу Я, что дух ваш — от сатаны». «Как же так может быть? — не унимался иудей. — Значит, не у всех из нас отец — Господь? И ты, выходит, лжёшь?» Иисус ответил притчей Моей: «Были у матери сыны, один из которых был зол, а второй добр. Отец у них был один, но дети получились разные. Отчего это? Оттого, что дух свободен в выборе и нет ему преграды в этом со стороны Неба. А вот тьма настаивает на своём так, что дух порою уступает ей». Иудей был у Меня на Небе, ибо Иисус повернул его к вере, и немудрость иудея стала мудростью.

Дьяволу не нужна красота Моей Земли, ибо он старается её убить и заменить красоту и гармонию хаосом.

Дьявол сказал Иисусу: «Я дам тебе земное могущество в обмен на душу твою». «Нет, — ответил Иисус, — Свет Небесный Я не меняю на жгучий огонь ада. И красоту Божьего замысла, который воплощён в духовном человеке, — на угрюмые обломки мёртвые».

Смысл притчи в том, что свет Небесного Огня — это ваше единственное сокровище. А огонь ложного величия земного — лишь отблеск адский.

Лотосу сказал чертополох: «Я не так прекрасен, как ты, но у меня есть колючки. Ими я защищаю свои цветы. И тебе нужно иметь большие, чем у меня, шипы, ведь твои цветы прекраснее моих». «Милый чертополох, — ответил лотос, — я священный цветок египтян, и это мне лучшая защита, нежели шипы». «Но люди всё же срывают тебя! — воскликнул чертополох. — Какая же защита то, что ты священный?» Лотос ответил: «То, что считают священным, почитают и хранят в душе как драгоценность. А память — это моё бессмертие. Зачем мне листья, стебли и цветы, если меня обессмертит человеческая память?»

Смысл притчи в том, что Иисус не выставлял шипов, когда пришёл к людям, Он был им открыт. И что за нужда Ему была в долгой жизни на Земле, если Он обрёл бессмертие в человеческой памяти? Но для Него люди стали острыми шипами: не поняв Его слов об Отце Небесном и назвав Господом Его, они надели на Него терновый венец и в жизни вечной.

 

Добавить комментарий


К началу