Притчи

Почему смех проявляет истинную суть человека? Три мудрые притчи об этом

Цыплёнок молчал, когда его схватил коршун. «Почему ты не пищишь?» — удивился коршун. «Берегу силы для боя», — ответил цыплёнок.

Смысл притчи в том, что души мелкие кричат от страха, а те, кто мудр, имеют силы шутить в миг смертельной опасности. Юмор — свойство мудрой души, но не всякий умеет шутить мудро. Я по тому, что человек находит смешным в жизни, вижу, что среди людей необыкновенно мало мудрецов.

†††

Смех — это венец радости. Я научил ему людей. Это венец счастливого умения радоваться, и смех потому светел. Но когда люди смеются над несчастьем других или над их неудачами — это не Мой смех, а ухмылки сатаны. Смех должен быть не обидным для других людей, кто страдает. Люди смеху придали иные оттенки, которые Мне недоступны и непонятны. Мне люди, смеющиеся над мелкими и глупыми вещами, непонятны. Я их вижу глупцами. Мудрый человек может смеяться лишь от ощущения счастья бытия и счастья общения с Небом. Смеяться над пороками — это заведомо неверный способ, ибо смех утверждает бытие. Что исчезло из того, над чем вы смеялись? Гораздо мудрее было бы не смеяться, а обойти это молчанием. Так убивается всё: не называйте это по имени, и со временем оно исчезнет. Люди так не думают, но это так.

Вот притча о смехе.

Один лизоблюд мог смеяться над своим господином исподтишка, но никогда — в лицо. Однажды господин услышал его смех и прогнал от себя. Лизоблюд сокрушался: «А ещё говорят, что смех — это дар Божий!»

Смысл притчи в том, что смех — дар Божий для людей истинных — мудрых и светлых. А для иных это дар Божий лишь в том смысле, что проявляет их мелкую и подлую суть.

†††

У одного клоуна был длинный нос. Он всячески его прятал, потому что клоунам положено иметь нос картошкой. Клоуну говорили: «Прицепи на нос челюсти с длинными зубами, а кончик накрась красным. Станет похоже, будто кто-то тебе нос отгрызает». Клоун ответил: «Но это не будет смешно». «Почему ты так думаешь?» — спрашивали его. «Потому, — отвечал клоун, — что людям будет казаться, будто я испытываю страдания. А разве страдание может быть смешным?»

Смысл притчи в том, что смешным может быть только то, что не связано со страданием. Потому мне больно видеть людей, которые идиотски хохочут над тем, кто упал, поскользнувшись, или сорвался с высоты, или испытал боль от чего-то другого. Для Меня эти люди — не дети Мои, а дети сатаны.

†††

Добавить комментарий


К началу