Мироустройство

Абсолют и совершенство в Мироздании. Чем отличаются?

Относительность — то, без чего нет абсолютных величин. Но в сравнении с чем они признаются абсолютными?

Модель чего-либо можно назвать совершенной, если взаимоотношение использованных в ней величин есть абсолютно обоснованное, то есть наилучшее, наивысшее, сочетание этих величин, называемое гармоничным в предельном значении слова «гармония».

Однако всё не так просто. Совершенство и абсолют — понятия не равнозначные. Совершенство — это полнота, гармония, сочетание величин, лучше которого невозможно себе вообразить. А абсолют — тот критерий, в приложении к которому совершенство признаётся таковым, то есть совершенством.

Каково же качественное или, может быть, количественное отличие совершенства от абсолюта?

Следует начать с того, чем определяется абсолютность абсолюта. Что представляет собою абсолют — как мера, к коей прибегают, чтобы определить степень приближенности к некой безотносительной, то есть незыблемой, величине?

И вообще — что можно назвать абсолютом в мире, количественно и качественно изменяющемся ежемиллисекундно?

Это основное понятие, ядро миропонимания. То, что есть центральная точка Бытия и Небытия: здание жизни — во всех её фазах — держится на абсолюте. Это исходная точка, а не конечная.

Абсолют — необыкновенное явление. Он существует не существуя. Абсолют — это потенциальное измерение. Это всегда превосходящая возможный предел величина. Если бы не существовало её, развитие как принцип бытия не было бы возможным. Всегда должно быть нечто, принципиально недостижимое. И оно существует — не как умозрительное допущение, но как возможность дальнейшего развития в любом, и самом совершенном, объекте.

Таким образом, абсолют по своей сути — это некий заданный порядок, предписывающий любому явлению изменяться, выходить за максимальные пределы самого себя. Это потенция ещё большего совершенства, предела которому не существует в мире, непрерывно изменяющемся. Абсолют — это не постоянная, а переменная величина. И она одинаково применима к ничтожнейшему и величайшему: и тот и другой имеют целью собственного развития собственный же абсолют. И Мировой Разум, создание и создатель одновременно, исходит из неизменного закона: всё устремляемое к абсолютному своему значению (включая и Его самого) не знает смерти. Достигнув совершенства в одном виде, некий объект преображается таким образом, чтобы достигнуть совершенства в другом виде. Абсолют принципиально недостижим, совершенное создание исступлённо устремляется к нему в своём развитии, но, осознав невозможность к нему приблизиться, обращается в нечто другое, чтобы попытаться достигнуть абсолюта в ином своём виде. Это вечно ускользающая цель, привлекающая своей мнимой доступностью.

Постоянный поиск путей к абсолюту и есть потенциальный критерий, собственно абсолют. Человечеству дано это осознать. Иные же существа — изначальные подобия совершенства, воплощения неких мыслеформ, некогда представлявшихся Создателю их совершенными, но не наделённые развивающимся сознанием, — воспринимают мир как данность, а не как подвижную систему. Человек способен самосовершенствоваться духовно, ибо наделён волей совершать выбор между истинным и ложным. Абсолют для человека — это неисчезающее из мирового порядка создание, которое обладает способностью осознавать себя счастливым, избранным, необходимым сему порядку. И это потенциальное состояние — самая надёжная опора, к коей устремляться должно любое уже существующее сознание. Сравнивая то, что есть, с тем, чем оно может стать, это сознание и получает могучий импульс к саморазвитию. А саморазвитие, или приближение к своему абсолюту, и есть принцип Бытия.

Если рассматривать исходную точку Небытия, это также некий абсолют, но с иным знаком. Антимир даёт о себе знать, не только когда он царствует, но и в Бытии. Равно как и Бытие не исчезает полностью из Небытия. Эти знаки существования противоположности свидетельствуют о том, что в разных фазах обращения мировой энергии существует абсолют — как вечно недостижимая цель и мера всего.

Относительно абсолюта, то есть предельно возможного энергетического состояния чего-либо, и следует рассматривать степень развитости любого объекта. Иные меры искажают картину, ибо неизбежно субъективны.

Но относительность совершенства не должна лишать человека радости воспринимать нечто как совершенное. Исходить надо из краткости земного бытия. Абсолют — это путь, а совершенство — мгновенная остановка на этом пути, чтобы оглянуться и увидеть, сколько уже пройдено. То, что человека радует на этом пути, придаёт ему сил двигаться дальше, к абсолюту. И мера сия, главная в Мироздании, — относительная и, казалось бы, эфемерная — станет путеводной звездою, которой не суждено погаснуть никогда…

…Абсолют как наивысший результат, как максимум величины, не имеющий тенденции к преодолению самого себя, не может быть вписан в общую картину Мироздания. Всё стремится к развитию, и некие абсолютно устойчивые явления (незыблемые в человеческом понимании) — тоже. Всё подвижно. И то, что мы воспринимаем как абсолютные показатели, не таковы: на неком этапе они застывают, оставаясь равными сами себе, с тем чтобы преодолеть себя, преобразиться в дальнейшем. В мире трёх измерений некие подвижные вещи не проявляют себя развивающимися. Но иные стороны некого абсолюта предстают отнюдь не незыблемыми в многомерной полноте Мироздания. И то, что человек признаёт абсолютным, то есть не превосходящим каких-то предельных значений, удивительным образом побеждает эти значения, преодолевает их за счёт того же процесса, который происходит с абсолютами противоположного знака.

Физика Мироздания как единой саморазвивающейся системы очень отличается от человеческой науки физики, ибо первая зиждется исключительно на переменных величинах и подвижных, изменяющихся законах. Это коренное отличие не способно удовлетворить мыслящего человека, нуждающегося в неких устойчивых понятиях, «точках опоры» его сознания. Но в пределах одной жизни или даже нескольких устойчивость возможна, хотя она и временна. Говорить об устойчивости в сфере энергетического взаимообращения можно лишь понимая устойчивость абсолюта как некоторый момент накопления сил для дальнейшего увеличения показателя с любым знаком. Что-то восходит, что-то нисходит — а в целом показатели стремятся в сумме составить ноль, который содержит в себе абсолютную полноту.

Но и абсолют полноты изменчив. Когда всё сущее стремится к преодолению собственных границ — независимо от того, осознаётся этот процесс или он происходит бессознательно, — то ноль относителен, а не незыблем. И он имеет тенденцию к преодолению собственных абсолютных значений, иначе он не был бы источником жизни, которая есть подвижность, взаимодействие двух противоположных начал.

И эта неабсолютность абсолюта, то есть его относительность, и есть мировое основание. Основа основ.

…Вот пример для более ясного понимания: земные животные или растения не сознательно стремятся к абсолюту. Это их мыслеформы преображаются под воздействием подвижного закона устремлённости к абсолюту. Создатель видит изменения мыслеформ и тратит немалые усилия на то, чтобы закон самосовершенствования не повлёк за собою гибель этих существ: они могут и не выжить во всё более ухудшающихся условиях Земли. Закону это не противоречит: он лишь означает, что мыслеформа жизненна, то есть способна развиваться. Но истина в том, что более совершенным созданиям требуется и более совершенная среда обитания. Если процесс обратный, совершенная мыслеформа не воплотится, а будет пребывать в виде энергетического образа до тех пор, пока не возникнут подходящие для её воплощения условия.

Совершенствующуюся мыслеформу демиург отделяет от уже действующей, связанной энергетическими потоками с многочисленными воплощёнными существами. Происходит будто отслоение идеального образа от реального. Идеальный, не имеющий возможности воплотиться в существующих условиях, уходит в некое иное измерение — для уплотнения, наращивания надёжного энергетического потенциала. А мыслеформа реальная некоторое время остаётся неизменной, пока вновь не начнётся качественное её преображение.

С теми мыслеформами, что отделены от реальных, Создателю приходится сталкиваться в мирах большего числа измерений. Они испускают знакомые Ему, но уже преображённые импульсы. Это дети Его, живущие непонятной Ему жизнью…

 

Добавить комментарий


К началу