Мироустройство

Небесные знаки или знамения: как научиться их видеть, в чем искать и как верно толковать?

Знамениями или небесными знаками называет человек те явления, которые необыкновенным образом воздействуют на него. Он испытывает потрясение, когда вдруг обнаруживает прямую связь мира земных форм с миром невидимым. Такие потрясения, способные подтолкнуть человека к переосмыслению основ Бытия, то есть «перевернуть» сознание его, — суть доказательство энергетической природы Мироздания. Ибо что иное представляет собою потрясение, если не энергетический удар, которому подвергается человек, увидевший в чём-то небесный знак, — удар, преобразивший душу? И исходит этот удар изнутри — как отклик на внезапную мысль, то есть на некое внешнее энергетическое воздействие, воспринятое мозгом.

Здесь и кроется доказательство: одно энергетическое образование (душа), входя в соприкосновение с другим (мысль), создают поле их внутреннего взаимодействия. А поле — это среда, которая является причиной возникновения новых энергетических форм в Мироздании или видоизменяет уже существующие.

Но что заставляет человека столь остро и глубоко переживать неожиданное открытие: существует необъяснимая зависимость одного явления от другого, а говоря иначе — непосредственная, неразрывная связь «реальности» с миром невидимым? Ответ таков: это мгновенный резонанс импульсного излучения души с тою грандиозной, не управляемой, но управляющей и разумной стихией, порождением и частью которой является и она. 

Не само «знаковое» явление, но узнавание в нём Высшей Воли способно совершенно преобразить человека внутренне, переменить взгляды, указать иную цель жизни.

Потрясение — то энергетическое возмущение, то напряжение поля вокруг человека, которое воздействует и на окружающее, хотя это воздействие необязательно проявляется в мире материи как некое внешнее изменение. Никакое энергетическое возмущение не оставляет Мироздание неизменным, тем более, что психическая энергия человека — это волны, обладающие особой силой.

Итак, потрясение души происходит не от воздействия мира «видимости», но от узнавания в этом мире высшей реальности, не проявляющей себя, но вдруг ставшей очевидностью столь могучей, что в сравнении с нею мир видимый начинает казаться мнимостью, незначительной частностью.

И всё же отчего душа внезапно, «ни с того ни с сего», ощущает неслучайность какого-то явления? Почему вечно сомневающийся разум неожиданно становится послушен душе и связывает между собою два события — и первое называет предупреждением о втором?

Это происходит потому, что символическое значение имеет всё в Мироздании, если рассматривать символ как проявление, как обозначение того, что неявно, «невидимо». Говоря о символе, обопремся на эту «системную условность», ведь делит мир на видимый и невидимый человек, наделённый очень несовершенным органом зрения. Для людей мир видимый — это совокупность материальных объектов, находящихся в диапазоне частот, которые могут быть восприняты человеком. На самом же деле всякое видимое явление — или услышанное, или почувствованное людьми — суть отражение мира куда более сложного, в котором то же самое явление выглядит иначе: оно не отдельно, а часть всеобщности, целостности, гармонии, соединения взаимопротивостоящих вещей, из которых состоит Мироздание. Потому «материальность» явления — это лишь незначительная черта, грань, частность, кратковременность состояния энергетического потока, свидетельствующая о грандиозности целого. Потому-то душа, подспудно ищущая подтверждения своей небесной природы, и откликается на такие знаки. Она ищет соответствий тому, чем является сама, и испытывает потрясение, когда находит их. Нечто вдруг ощущается ею как радостное или печальное предзнаменование — или, что случается чаще, оценивается как таковое позже, когда уже свершилось событие, которому предшествовало её более или менее ясное предчувствие.

Способность видеть знаки, связывать одно явление с другим в некую последовательность, в некоторых случаях даже приобретающую характер причинно-следственной цепи, не во всякой душе развито в степени, необходимой для ощущения ею своей небесной сути. Эта способность бывает врождённой, но со временем утрачивается — либо, напротив, сохраняется и даже усиливается. В других случаях такое умение приобретается ценою сознательного усилия, когда человек старается «пробудить» и развить свою духовную основу.

У кого-то раньше, у кого-то позже начинается прозрение, что в Мироздании ничто не случайно, всё взаимообусловлено. Но эти «цепочки», когда одно событие является предзнаменованием другого, душа выстраивает по-своему, в соответствии со своими особенностями. Энергетическое предназначение — быть тем-то, а не тем-то — начинает подсказывать воплощённой душе, в какой жизненной среде ей необходимо находиться. Именно в этой среде она ищет подтверждения, что её «небесная» основа и основа мира видимого — едина. И обнаруживает знаки, или свидетельства тому, то есть в чём-то привычном вдруг прозревает отблески горнего Света.

Но один человек может увидеть знак в чём-то, что другой человек совсем не расценит как знак. И это объясняется просто: душе второго созвучны другие вибрации, она обнаруживает союз земного с небесным совершенно в ином.

Хотя на самом деле в Мироздании любое явление соединяется со всяким другим в точке, которую можно было бы обозначить как фокус необходимости: то, что существует, не возникло бы без нужды в нём. А раз каждое необходимо, то оно неизбежно вступает во всякого рода взаимодействия с другими частностями, вне зависимости от их энергетической природы. Совокупность этих взаимодействий и составляет полноту целого; любое из них является отражением, «знаком» этого целого…

Что такое необъяснимые — с точки зрения земной физики — явления?

Природа их неоднозначна: это могут быть прорывы в миры большего числа измерений или некие «обманы восприятия», когда явным предстаёт несуществующее. Небо всеми возможными способами пытается дать человечеству понять: оно разумно и обладает гигантским числом форм жизни, но люди ищут контакта в Космосе лишь с теми, кто объяснится с ними на уровне человеческого восприятия мира. То есть пытаются найти себе подобных — если не во всём, то в главном. 

Между тем подавляющее множество подобий человеку обитает в мирах невидимых.

Это не опровергает факта единственности людей Земли, ибо в мире энергий не столько подобия форм находятся, сколько подобия жизнеспособных вариантов организации импульсов. Иными словами, это области существования энергетических «братьев по матрице» человека. Но с ними вступать в контакт люди не находят нужным, ибо вообразили себя венцом творения Господнего. А они дают людям понять, что в доме хозяев много. Однако человек обращается лицом к звёздам, не замечая подобия себе рядом. Души многих чувствуют смутную тревогу, но разумом человек не понимает, что служит для неё основанием. Разум ослепляет зрячую душу, потому для человека и существует граница между миром видимым и миром невидимым. Невидимые миры разными способами дают людям знаки о своём существовании, предупреждают об опасности, дают понять, как важно сохранить общий дом — планету, вне которой они погибнут так же, как и люди. Но эти знаки верно прочитывают немногие из людей — и не в полной мере верно, ибо об источнике приходится лишь догадываться.

При помощи знаков Небо предлагает душе вступить с ним в контакт. Только единицам это в большей или меньшей степени доступно. И уж совсем немногим из них получаемые знаки удаётся расшифровать правильно…

Небесные создания могут подавать человеку знаки разными способами. Иногда они сами проявляются в мире трёх измерений, возникая как мираж, зыблющееся марево, мерцающее или ослепительное облако. Или с помощью неких физических явлений создают изображения: в небе — облаками, на стенах — солнечными бликами или потёками воды, на земле — невиданными следами…

Все подобные знамения служат, по сути, одной цели: показать человеку, что граница между видимым и невидимым придумана им самим…

То внешнее, кое называет человек миром видимым, — суть свидетельство бытия Создателя, Творца, Господа.

Как иначе представить себе создающего, если не по результатам его трудов?

Композитор творит из уже существующих звуков небывалые гармонические сочетания. Художник, используя холст и краски, идёт в работе дальше Создателя изображаемых им объектов: он наделяет их собственной энергией, сочетает существующее с не существовавшим до него, ибо творческий импульс некой души, вложенный в произведение, —уникальное явление. Потому творение — это энергетическое зеркало создателя. Знак, символ, свидетельство его творческих возможностей. Как иначе Господь может проявить Себя, если не в Своих творениях? Из непроявленных, мысленных образов Он создает мир, обретающий внешний облик. И разве, видя его, мы не в силах вообразить себе Творца?

Люди Землю наделили свойством создавать жизненные формы, не подозревая о неком энергетическом образе, или замысле, каждой из них. Человек не задумывается над тем, как именно, «чем», Земля «придумывает» новые формы. Как и над тем, кто «придумал» саму Землю и наделил её не только особыми физическими характеристиками, но и грандиозным творческим потенциалом, то есть способностью «придумывать» и воплощать многообразную жизнь. Равно и над тем, почему эти формы «живые»: кто в них поддерживает жизнь…

Понятно, что человек ждёт знаков небесных, и такие явления могут показаться ему доказательством бытия возле него незримых созданий. Вот что можно сказать такому человеку: свойства света в условиях земной атмосферы необыкновенны, и если человек в неоднозначных явлениях видит образы Неба, то он уже небесный обитатель. Душа ищет подтверждения существованию незримого мира во вполне земных явлениях, и Господь возле такого человека тогда. Но то, что увидел он радугу на фотографиях и «волосы», или лучи светлые, на движущемся изображении — это лишь особенности воспроизведения камерой явлений излучения света. Подобные оптические явления направили человека к Свету Истины? Значит, Господь великий иллюзионист и человек устремился душой к той цели, которую Он утвердил.

Необыкновенно дороги Создателю те, кто в любом явлении земном усматривает божественное начало. 

Первые знаки иногда не могут остановить неверно действующего человека. Потому и даёт Господь его воле выбрать путь и, ступив на него, получить по заслугам от сатаны. Трудно понять людям, что дают Мудрые Силы Неба, а что получают они в благодарность от не менее могучего сатаны. И если полученное от него воспримет человек как знак, что пора остановиться и задуматься о правильности выбранного пути, то не будет ошибкой назвать это знаком, который предложили ему Силы Света. Всё в мире едином направить человека должно к умению влиться в него достигнувшим состояния, предназначенного человеческим душам: быть источниками Света. И надо ли разделять знаки, поданные озмосом светлым или тьмой, если и те и другие, воспринятые верно, то есть открывшие человеку внезапно глаза души и заставившие преобразиться, способны привести к нужному результату?

Добавить комментарий


К началу