Мироустройство

Мы разучились глубоко чувствовать и перестали видеть мир верно. Как вернуть себе эту способность и при этом выжить в мире потерь и горестей?

Полная мера, возможная — единственно возможная — для Высшего Разума, непосильна для человека: его волновая природа предусматривает довольно узкий частотный диапазон. Человеческая мера называется горизонтами души и определяется двумя величинами — глубиной горя и высотою счастья.

Потери нужно уметь переживать. Если жизнь отнимает самое дорогое, подумайте о том, что в мире ином ушедшее от вас существо обрело нечто большее, чем имело в этой жизни. Невидимость не означает исчезновение. Переход в другое качество предполагает обретение новых возможностей, не зависящих от уязвимой плоти.

Неутешно оплакивая потерю, мы тем самым утверждаем, что Свет померк в мире, и это в самом деле так, ибо он померк в нас, а мы часть мира. Наполнившись тьмою, мы всё более привлекаем её к себе. Глубина горя становится такой, что в Небе не находится силы, способной протянуть нам свой светлый луч. Важно вовремя почувствовать «дно» нашего горя и, оттолкнувшись от него, самому устремиться к Свету. Искать его — где только можем.

Восстановление души требует возвращения к некоему привычному, то есть эмоционально ровному, состоянию. Но для человека, долгое время пребывавшего в состоянии падения в тёмную бездну, необходимо взлететь в какие-то освещённые просторы, чтобы затем обрести устойчивость.

Но не кощунственно ли это — после глубокого горя стремиться к столь же глубокому счастью? Совсем нет, но только эта замена должна быть подлинным озарением, а не спешно найденным, случайным «утешением».

Потеряв дитя или любимого человека, глубоко пережив это горе, мы можем освободиться от него в одухотворении природы — внезапно потрясшем нас ощущении, что живая и постоянно странствующая душа есть у всего и что Источник всех душ един — Господь. И если покинувшая нас душа вернулась в мир энергий, откуда непрерывно устремляется к Земле животворный поток, — может быть, что-то в природе существует именно потому, что в нём растворилась искра любимой нами души? Одухотворяя природу, признавая её существующей благодаря потокам небесной энергии, постоянно обогащаемой Светом отлетевших душ, кем-то обязательно горячо любимых, мы найдём утешение и радость. Ибо самое живое, что было в любимом нами человеке, не перестаёт быть живым и, может быть, в чём-то уже проявляется на Земле. И разве нельзя предположить, что это проявление где-то рядом, а то и прямо в поле нашего зрения?

Бывает и так, что душа, изнемогшая и окаменевшая от горя, вдруг потребует Света, воздуха, движения ввысь. И человека захватывает желание посвятить творчество утверждению Света в мире — в той же степени, какою обладало его горе, — чтобы душа обрела равновесие. Тогда понемногу, шаг за шагом, излишняя, но и спасительная жизнерадостность произведений будет сменяться тонким и точным ощущением меры Света во всём. А всё настоящее и есть свидетельство устойчивости души…

Человек должен знать: любое горе возможно пережить, каким бы непоправимым и неизбывным оно ни казалось. Если вы любите, то боитесь потерять, а если всё-таки потеряли, то нельзя оставаться в этой «точке горя». Покинувший вас не сводит с вас глаз, и необходимо показать ему подлинные горизонты души вашей. Нижняя граница ясной становится покинувшему вас — по той степени горя, которую вы испытываете. Но ему нужны подлинные размеры души вашей. Покажите, насколько вы способны приблизиться к Свету истинному, чтобы ушедший знал, какая душа любила его. По тому, в чём вы нашли утешение, он это и определит.

Не бойтесь того, что вас воскресила новая любовь, не запрещайте себе её, чтобы не обидеть ушедшего. Но не разменивайтесь на пустяки. Любовь должна стать основой вашей светоносности, а не колеблющимся на всех ветрах огоньком свечи.

Пережив горе, настройтесь на взлёт, на озарение, на счастье, частью которого станет и ваша потеря — как некая точка отсчёта. Это не обидно, а радостно для покинувшей вас души, ибо она сознаёт, что обозначила меру вашей подлинной ценности.

…Непросто преодолевать муки в мире плотном. Но от потери к потере человек обретает некий духовный опыт, необходимый в мире невидимом, и, «раздвигаясь», чувствует настоящие горизонты своей души. Чем горше потеря, тем более высокой должна быть уравновешивающая её радость.

Восходить от потери к потере — это путь сильнейших. Именно он приводит туда, где Свет не меркнет.

 

Добавить комментарий


К началу